Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Category:

Левиафан как реальность

Все обсуждают фильм "Левиафан", а мне хотелось бы затронуть тему того самого, "библейского" Левиафана ("скрученный", "свитый"), морского сверхчудовища. Как очевидно, его следует сопоставить с мировым змеем Ермунгандом скандинавской мифологии. "Сам Ёрмунганд находится в Океане, и это указание на воды изначального Хаоса, которые, в процессе творения, были разделены на "низшие" и "высшие". Ермунганд находится на границе нашего мира и двух онтологических планов – небытия ("меона") и «тонкого мира" ("астрала"). Можно сказать, что он является границей между нами и Хаосом – "высшим" и "низшим". И не просто границей, но и посредником, с помощью которого маги Капитала осуществляют воздействие на "воды". Они используют его «пограничное» состояние, а он предоставляет им услуги в качестве псевдоразумного компьютера. При этом Ёрмунганд, в силу незаурядных «компьютерных» возможностей, опоясывает Землю, что сообщает ему некую власть над ней. Он пронизывает социум людей, выступая уже как Голем, проявляющийся через различные мегаструктуры (ТНК и прочее)".
Именно Змей и спровоцировал Большой Взрыв, который расколол изначального Первочеловека, Тотального Субъекта, Пуруши. А сам он был в этом Субъекте, некоей "черной точкой", самой возможностью сделать неправильный выбор. И эта возможность была реализована. Любопытно, что в Библии сообщается - Левиафан был создан Творцом для "игры". Тут, конечно, надо понимать всё в высшем смысле, как и "спор на слабо" с сатаной. Возможно, что речь как раз идёт о предоставлении возможности выбора, без которой всё было бы "скучно", как театр бездушных марионеток.
Еще одна интересная деталь - Левиафан находится в состоянии сна, он живёт и действует во сне (иначе бы чудище всё бы и всех уничтожило). Но во сне находится и Царь Мира. То есть, космический Змей является пародией на космического Царя. Более того, он брат первого земного царя (Кощея, Йимы, Джамшида), которого сам и убил. С тех пор внутри всего существует разделение на Царское и Змеиное, особенно сильно проявляющееся в тех, кто правит и направляет. (Это продолжение той дуальности, которая возникла после раскола изначального Субъекта.)
Теперь нужно вспомнить Гоббса с его концепцией государства, которое он и называет Левиафаном. Оно же характеризуется им как "смертный бог". Понимают это иносказательно, но ведь невольно напрашивается мысль, что мы имеем дело с конкретным существом, а не каким-то абстрактным множеством. Вообще, как мне представляется, абстрактных множеств как таковых нет (абстракция небытийна), всё, так или иначе, в чем-то конкретизируется, точнее - персонифицируется. На уровне социальном людские сообщества могут персонифицироваться в Монархе, Царе, который есть образ космического Царя. Основа такого порядка - община, "малое пространство", в котором часть выражает целое и находится в равновесии с ним.
Но возможно (и сейчас это повсеместно) объединение в Левиафане, осуществляемое при опоре на его образы - мегаструктуры (бюрократические, корпоративные партийные и т. д.). То есть, Левиафан - это государство без Царя, хотя "монарх" там возможен (сам Гоббс был монархистом), но не как человек, обладающий небесным мандатом, а как выражение "общественного договора". Такое государство это как раз то самое "холодное чудовище", о котором писал Ницше. Змей, Левиафан, Ермунганд, как бы проявленный через видимые образы. Эти крупные структуры поглощают и обезличивают человека, можно сказать, что Змей не столько объединяет их, сколько поглощает. Но и в состоянии поглощения они все равно остаются отчужденными друг от друга.
Царя сейчас нет, как и Царства, Монархии (есть только парламентские подделки). Но любое проявление автократии (вождь, президент, лидер) носит на себе отсвет спящего Государя, ведь это образ украденный и плененный Змеем (как был пленен Марой Кощей). Поэтому возможно восстание плененного образа, возможна попытка освободиться из плена, бежать под сень гиперборейского Архетипа. Такую попытку осуществил Сталин, который успел нанести множества ран Левиафану, задержал его наступление, но всё-таки потерпел поражение.
Левиафан торжествует в своём темном сне. Однако, придёт день его погибели. "В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское." (Ис 27:1)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments