Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Нужен ли русским Туркестан?

В Палестине победил ХАМАС. Вот она, цена американской демократизации (ведь Америка активно ратовала за нонешний палестинский порядок). К власти приходят адепты варваризации. Да так же и в Ираке, где вместо вменяемого и эффективного национально-социалистического режима, пришло время взрыва, дикости, фанатизма. Западный империализм несет в Азию дикость, русский - просвещение.
Повод выложить статью, где я с имперских позиций предлагаю встать лицом к лицу с Азией.

У некоторых русских патриотов существует этакое высокомерное пренебрежение к Азии: дескать, "чурки тупые", зачем они нам нужны? При этом пренебрежение плавно перерастает в тревожность: высокая рождаемость делает преобладание тюркского элемента над славянским населением вероятным. Следовательно, как считают на политической кухне, России надо держаться подальше от Туркестана.
Тут уже, конечно, наблюдается серьезное логическое противоречие. Если "чурки" столь ничтожны, то стоит ли опасаться их численного доминирования? Надо понимать, что количество не может быть выше качества. Если народ силен, если у него есть волевая элита, то он не должен бояться чьего-либо доминирования. Даже если составляет 10 % населения. И, напротив, можно составлять и "арифметическое большинство" в 80 %, но при этом находиться на крайне низком уровне развития национального самосознания. Это мы и наблюдаем на примере положения русских в нынешней Российской Федерации и в Казахстане.
Приходится признать, что для нынешних российских патриотов характерна некоторая боязливость, а именно — желание оттолкнуться от потерянных в 1991 году земель (от всех или большей их части). Это означает неготовность быть Империей.
Между тем, России уйти от Империи не получится. В свое время Англия и Франция поспешили уйти из колоний. Но так уж вышло, что колонии сами вернулись к ним — в лице миллионов выходцев из Афро-Азии. Очевидно, что такая уж историческая судьба у народов бывших империй — жить рядом друг с другом. Весь только вопрос в том — как жить?
Можно "импортировать" дешевую рабочую силу, делая упор на слове "рабочая" — то есть подчеркивать сугубо экономический момент. А можно ставить на первый план слово "сила". То есть рассматривать народы Империи как органические и самобытные общности, усиливающие друг друга и общую Империю. Причем ничего плохого не будет в том, если имперский Центр поможет поднять слабые регионы и избавить их от вековой отсталости.
Но, конечно, тут необходима существеннейшая оговорка. Не надо помогать одним народам и регионам за счет других народов и регионов. В советское время в данном плане было допущено огромное количество перекосов, которые привели к тому, что великорусское ядро Империи растаяло весьма изрядно. О чем говорить, если после войны русский колхозник платил налогов в семь раз больше, чем узбекский? Это, безусловно, один из самых вопиющих примеров и говорит об очень многом. При этом, правда, не надо забывать и о том, что поддержка национальных окраин была и поддержкой тех миллионов русских, которые туда переселились. Здесь все не так уж просто.
Поэтому будущая Империя не может игнорировать свое этническое ядро — руководящий народ. А им, как очевидно, в России могут быть только русские. Впрочем, все это касается не только Туркестана, но и всех регионов бывшего СССР. Однако Туркестан, как представляется, имеет наиважнейшее геополитическое значение. Он представляет собой мощный заслон проникновению исламизма на Север. Причем такой заслон, который, при отсутствии надлежащего контроля, может стать и пороховым погребом, к которому поднесен зажженный факел. И дело даже не в исламизме, который сам по себе вряд ли способен на какие-либо серьезные прорывы. Все дело в Западе, который может использовать его в качестве своеобразного тарана, расшатывающего Россию. А также как некий громоотвод, призванный переключить "экспансию" Афро-Азии с Европы на Россию.
Недоброжелатели с Запада отводят огромную роль среднеазиатскому региону. Здесь можно вспомнить хотя бы активное противодействие колониальной Англии нашему проникновению в туркестанские земли в конце XIX века.
Впрочем, можно напомнить и о туркестанской политике гитлеровцев. В рядах вермахта находились особые "мусульманские" формирования, включавшие и выходцев из Туркестана. Таковым формированием был "1-й Восточно-Мусульманский полк СС", который даже хотели переименовать в дивизию СС "Нойе Туркестан" ("Новый Туркестан"), но последний план так и не был реализован. Впрочем, вожди азиатских коллаборационистов не очень-то хотели государственного объединения на общемусульманской основе. Председатель прогитлеровского Туркестанского национального комитета В. Каюм-хан не доверял представителям волжских народов: "Волжские татары, башкиры и чуваши обрусели и стали русской прислугой". Он предлагал в будущем переселить мусульман, сотрудничавших с русскими, в "свободный" Туркестан. Но "надежными" оказались далеко не все туркестанские коллаборационисты. Так, в декабре 1943 года в Белоруссии взбунтовались туркестанцы, расположенные близ станции Юратишки. Из них 400 человек ушли в партизаны.
Вот и сегодня враждебная активность извне не сможет не быть завязана на мусульманской Азии. Пожалуй, единственный способ расколоть Россию — это использовать "исламскую карту". Для этого необходимо взорвать Северный Кавказ и Поволжье под лозунгами исламизма. А это нельзя сделать без мощного детонатора, которым и сможет стать дестабилизированная Средняя Азия. Ее подпирают "проблемные" Ирак и Афганистан, а также полу-проблемный Пакистан.
Пока исламисты еще не вошли в силу, они терпят поражение, но ведь еще и не пришла пора настоящей войны на уничтожение Российского государства. Она начнется только тогда, когда Россия в полной мере вернет себе волю быть великой и по-настоящему суверенной державой. И с этого момента все начнется по-крупному. А пока конфликт еще не разгорелся, и только иногда вспыхивают некие огоньки, вроде прошлогоднего восстания в Узбекистане.
Поэтому жизненно важно всячески ограждать Туркестан от западного влияния, которое закономерно приведет к исламистской варваризации.
Да, разговор идет именно о варваризации. США пытается навязать многим странам свою демократическую модель, однако далеко не все к этому готовы. Ирак, например, лишь внешне смирился с демократизацией. На самом же деле эта страна находится в состоянии первобытного хаоса, в котором лучше всего себя чувствуют разные фундаменталистские течения (ну и сепаратисты, конечно). А ведь Ирак был достаточно эффективным, светским государством, который вовсе не желал конфронтации с Западом. (Показательно, что Хусейн умудрялся управлять страной даже в условиях жесточайшей блокады.) Тем не менее, режим партии БААС был сокрушен, что только подбавило дикости в регионе.
Такая же незавидная участь ждет и нынешние туркестанские режимы — вне зависимости от того, насколько они "авторитарны" или "демократичны". Как бы там ни было, но Туркестан в целом к полноценной западной демократии не готов, если только вообще будет когда-нибудь к ней готовым. (К слову сказать, к ней не готова и Россия, что является еще одним моментом сходства.)
Казалось бы, политический выход здесь очевиден: Россия должна поддерживать "байские" режимы (от Ниязова до Каримова) и закрывать глаза на все их "художества". Но это очень опасный путь. Дело в том, что такие "коварные баи" могут очень легко переметнуться на сторону Запада, как только им покажется, что там дадут больше благ. А это, рано или поздно, покажется. Ведь западная цивилизация основана на потребительстве, она исповедует культ красивой жизни. На Западе индивидууму позволено очень многое, просто ему еще предписано маскировать свое власто-, и сластолюбие, прикрывать его высокими фразами и создавать видимость свободы. И "банановые" ("хлопковые") диктаторы это ценят, хотя и не способны имитировать свободы так, как это делается на Западе. У них все получается гораздо грубее. Это мы видели на примере Латинской Америки, которая еще вчера была вотчиной проамериканских, по преимуществу, диктаторов. Сегодня на роль Латинской Америки может претендовать Средняя Азия, чьи диктаторы пытаются усидеть в своих высоких креслах.
А Россия никогда не будет столь привлекательной для "хлопковых" диктаторов, как бы не были в ней сильны воровские кланы олигархов и бюрократов. Потому что все это наносное, а сама Россия основана на культе долга и служения, который предполагает самоограничение индивидуума во имя государства и народа. Этот недемократический, но, скорее, авторитарный культ "парадоксальным" образом куда более народен, чем демократический культ западного потребления. И поэтому "баи" всегда будут, хотя бы и подсознательно, отстраняться от России. Кстати, не случайно, что наиболее проблемными в регионе сегодня являются отношения России с почти тоталитарной Туркменией.
Таким образом, и России, и странам Туркестана жизненно важно нахождение в составе единой Империи. Тогда можно и допустить наличие на местах отдельно взятых "хлопковых" режимов. Иного пока что в регионе не получится. И дело не в том, что его населяют "не те" народы, якобы генетически склонные к рабству. Просто таковы нынешние, как раньше говорили, "конкретно-исторические условия".
Между прочим, в Российской Империи самобытные образования существовали — достаточно вспомнить Великое княжество Финляндское или, что ближе к теме нашего разговора, Бухарский эмират с Хивинским ханством. Вообще, Россия проявляла огромную терпимость к национальным и религиозным особенностям разных народов Империи. И порой эта терпимость даже оборачивалась откровенным попустительством. Но в современном издании Империи эти режимы не выйдут из-под контроля, а, кроме того, подвергнутся цивилизирующему влиянию России. Так что нет ничего плохого в самобытном развитии Туркестана, которое должно опираться и на какую то самобытную политическую форму. Ведь на этот раз можно обойтись и без крайностей.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments