Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Мини-рецензия на Ruтопию. Центр и периферия. Царь и Богатырь.

Надо сказать, что я в свое время с большим удовольствием прочел книгу В. Штепы «Ruтопия». Там масса любопытнейших и полезных наблюдений. И нельзя не согласиться с основным футуристическим положением автора – надо думать уже о После-Модерне. Но предложенной моделью этого самого ПМ согласиться невозможно. И ведь что характерно. Автор утверждает, что пришла пора покончить с дуализмом, характерным для предшествующих эпох, с разделением типа «центр-периферия», «левое-правое» и т. п. Но вся книжка пронизана бурной полемикой с носителями этого самого дуализма: жрецами, бюрократами, левыми-правыми, «традиционалистами», «москвоцентристами», моралистами» и еще с кучей самого разного народа. То есть автор сам находится в рамках дуализма. Вот и получается, что преодолеть его не удастся. Нельзя создать чаемую автором утопию с ее недвойственной гармонией. Ибо дуалистичен и расколот сам наш космос, а общество, как ни крути, часть космоса. Любое социальное преобразование не в силах преодолеть космос.
Утопия воистину недостижима. Зато вполне достижима антиутопия, о чем много пишет автор. По его мнению, утопии превращаются в антиутопии, потому что их не доводят до конца. Но не мешало бы задуматься над тем – почему утопии не доводят до конца? А потому, что это невозможно. Для этого надо покончить с самим космосом. Кстати, так оно и произойдет. Наиболее удачной антиутопией будет «новый мировой порядок» со лже-мессией – Антихристом. И когда она реализуется, то космос и социум исчерпают свои потенции. Тогда и настанет конец мира.
Так что же, ничего нельзя поделать? Нет, можно максимально приблизить центр к периферии, но не за счет ослабления самого центра (мечта разнообразных сепаратистов), а путем усиления регионов. Здесь можно использовать метафору «Царя» и «Богатыря». Царь – это центр, который неподвижен и вокруг которого все движется. Богатырь, напротив, находится на периферии, которой является все, что не есть центр. Экстремальным выражением периферии следует считать границу, там, если вспомнить былины, находятся богатырские заставы. Отношения между Царем и Богатырем не очень простые. В былинах Илья Муромец ссорится с князем, но с ним же и мирится, выступая как «лояльный бунтарь» (консервативная оппозиция). Это есть самая приемлемая модель отношений центра и периферии, которая не устраняет двойственность, но гармонизирует ее. В ее рамках каждый субъект, который не есть центр (Царь) должен чувствовать как Богатырь, обладающий мощью и осуществляющий гордое служение. Причем свет богатырства должен падать на всех, хоть и в разной степени яркости («богатырский народ»).
Штепа предлагает модель, по которой центр (Царь) исчезает, но остается только одна периферия (Богатырь). Здесь невольно вспоминаются слова М. Волошин, которого, кстати сказать, Штепа так почитает.

Все, что было, повторится ныне,
И опять затуманится ширь,
И останутся двое в пустыне,
В небе – Бог, на земле – Богатырь.

Действительно, тотальная регионализация (на уровне каждого отдельного человека – индивидуализация) превратит реальность в Пустыню, по которой будет бродить одинокий Богатырь. Понятно, что такая реальность обречена.
Вслед за Джемалем многие регионалисты апеллируют к Северу, понимая его как метафизическую реальность, в которой анигиллируются все противоположности (в частности, центр и периферия). Однако, Север – это не только сакральная, но и тревожная реальность. Через него проходит незримая ось, устремленная как в высь, в сферы сакрального, так и вниз, в область инферно. Вот почему в Библии к нему двойственное отношение и можно встретить разные оценки северного. Попытка реализовать все возможности Севера задействует самые разные энергии – как высшие, так и низшие. Не случайно богатырь Святогор, обитающий у гор Сиверских, «Северных» (в точке абсолютного Севера) достиг убийственной для себя мощи. Земля уже не может носить его, и он засыпает смертным сном, предварительно отдав свою силу Илье Муромцу. Святогор сделал северную реальность ледяной пустыней, в которой и почил в одиночестве.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments