Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Побаловался аналогиями

Бунт во Франции заставляет прибегать к историческим аналогиям. Невольно вспоминается эпоха Средневековья, когда Европа противостояла мусульманскому миру. Может быть, сегодня возрождаются эти времена, и европейцев ожидают и новая реконкиста, и новые крестовые походы? Вот и в суперпопулярном бестселлере Елены Чудиновой («Мечеть Парижской Богоматери») явственно чувствуется некая ностальгия по «нереформированному», средневековому католичеству. Правда, в том будущем, которое нарисовала писательница, этот католицизм выступает как сила катакомбная, подпольная. А самим европейцам выносится довольно суровый приговор – они перестают быть Европой, ибо отвергают прежние ее духовные ценности. Побеждает исламизм, который образовывает совершено новый мир.
Надо сказать, в чем-то Чудинова, безусловно, права. В нынешних европейцах уже не живет дух крестоносцев, которые поднимались на войну с «сарацинами». И если исламизм встретит хоть какое то сопротивление в Европе, то его окажут вовсе не христианские фундаменталисты, которых там весьма мало (хотя есть достаточно христианских демократов). Как это ни покажется странным, но ему бросят вызов именно прогрессисты, точнее даже либертарианцы. То есть те, кто очень не захочет принимать патриархальность исламизма, те, для кого западные свободы действительно являются святыми.
В будущем старушка Европа, очевидно, капитулирует перед различными «бин ладенами» – слишком уж она анемична. Для нее главное – вовсе не свобода, но именно спокойствие. А спокойствия не достичь, если кому-то надо противостоять. Поэтому европейцы, в большинстве своем, выберут тихую, спокойную и сытую жизнь. Причем никакой жуткой тирании, которую описывает Чудинова, не возникнет. Бин ладенам понадобятся работящие европейцы, особенно, тамошние специалисты. Зачем же их сильно травмировать, загоняя в ислам? Да и при всем желании они не смогут победить действительно высочайшую европейскую культуру. Скорее сам исламизм станет секулярней и демократичнее, в то время как секулярная демократия станет более патриархальной. Компромисс, одним словом.
Но вот некоторая, довольно небольшая часть европейцев на этот компромисс не пойдет. Они выступят в защиту прежних, либеральных ценностей, причем выступят как радикалы. Они попытаются соединить либертарианство и национал-популизм. Последний придаст дополнительную силу первому, он особо укажет на то, что во всем виноваты именно «афро-азиаты», попирающие «арийскую свободу».
Собственно говоря, уже сегодня большинство европейских националистов позиционируют себя как либералы, что не мешает им допускать шовинизм и ксенофобию. Ярким примером такого националиста был покойный ныне Пим Фортейн (Голландия), сочетавший и национализм, и либертарианство. Впрочем, о многом говорят и названия современных крайне правых партий Европы – Партия свободы, Партия Демократического центра и т. д. Кроме того, сегодня в Европе активно развивается некоторые анархические и феминистские течения, которые ищут свои истоки в древнейшей, еще дохристианской Европе.
Понятно, что поклонники «арийской свободы» будут равняться не на фундаментализм крестовых походов. Скоре уж они возьмут на вооружение древнее язычество кельтского или скандинавского толка. Однако, сомнительно, чтобы такая оппозиция исламизму имела бы шансы на успех. Большинство, скорее всего, пойдет на интеграцию. Не на исламизацию, которая, конечно, тоже будет иметь место во многих случаях, но именно на интеграцию, предполагающую признание ведущей политической роли исламистов.
Собственно говоря, если и искать крестоносный средневековый дух, точнее некоторое его современное подобие, то ни где ни будь, но в Соединенных Штатах Америки. Ныне Штаты делают примерно тоже, что делали некогда европейские государи и феодалы, отправляясь отвоевывать гроб Господень. Причем сегодня речь идет о мессианской схватке Империи Добра с Империей Зла. И здесь достаточно апелляций к христианству, которые осуществляются в рамках протестантского фундаментализма.
Весьма возможно, что Штаты повторят опыт своих исторических предшественников по полной программе. Сначала им будет сопутствовать удача, но слишком уж сильным будет сопротивление «сарацин». Уже сегодня мы видим, как они упорствуют в Ираке. Трудно даже и представить себе, что будет, если США все-таки полезут на Иран. В конечном итоге, новые «крестоносцы» потеряют свои владения, хотя сами походы решат некоторые насущные проблемы. Например, поубавят количество жадных и алчных рыцарей.
Итак, нынешняя Америка напоминает средневековую Европу. Но кого, в таком случае напоминает сама Европа? Рискну провести совершенно неожиданную аналогию с Древней (Киевской) Русью. Тем более, что тогда Русь не так сильно отличалась от Европы. И представляла она собой, по сути дела, конгломерат нескольких государств, связанных цивилизационной общностью. Причем эти государства отличались (несмотря на всю внутреннюю вражду) высоким уровнем развития хозяйства и культуры. Феодальная раздробленность, как известно, вовсе не мешает «прогрессу».
Могут возразить, что не очень то корректно сравнивать объединяемую Европу и враждующие русские княжества. Но ведь, что показательно, как раз ко времени монгольского нашествия Русь успешно объединялась вокруг владимиро-суздальских князей. Монголы и сорвали это объединение, в то же время осуществив «интеграцию» многих русских земель по свойски – в пределах империи Чингизидов. А, кроме того, русских князей погубило не столько отсутствие единства (хотя и оно сказалось), сколько альтруистическое желание помогать «униженным и оскорбленным» - за свой счет. Русские князья поддержали половцев против монголов, в результате чего вся Русь была втянута в тяжелейший военно-политический конфликт. И как не тут не провести параллели с Европой, которая так глубоко увязла в своем политкорректном альтруизме? Помогая всем и вся за свой счет, она рискует сорвать собственное самобытное объединение. Взамен может возникнуть совсем иное единство – в рамках какого-нибудь Парижского халифата.
А что же тогда Россия? Нам остается тоже довольно таки тревожная участь – стать новой Византией. Это, кстати, вполне вписывается в концепцию третьего Рима, которая прямо выводила наше преемство от Восточной Римской империи. Не получится ли так, что мы повторим судьбу Византии, которая пала под мощным ударом тогдашнего «третьего мира»?
Возможно, что нам придется пережить подобный удар, слишком уж сложное у России геополитическое положение. И в этом случае Российская цивилизация может пасть, а может и перейти в другое состояние. Последнее предполагает множество вариантов. Попробую обозначить некоторые из них.
Первый вариант. Происходит распад РФ, вызванный как внутренними, так и внешними причинами. Начинается новое собирание земель на тех территориях, которые сохранили какую-либо суверенность. Пока из всех возможных претендентов на эту роль более всего подходит Беларусь. Любопытно, что предыдущими центрами собирания наших земель выступали Киев и Москва. Невостребованным остался третий центр восточнославянских земель – Минск.
Второй вариант. Россия сохраняет территориальную целостность, но изменяет цивилизационный формат своего существования, отвечая на самые разные вызовы. Среди этих вызов – едва ли не большее значение, чем внешняя угроза, имеет необходимость прорыва в новое постиндустриальное (информационное) общество. Собственно говоря, два этих фактора связаны воедино, ибо внешнему давлению сейчас может эффективно противостоять лишь государство-цивилизация, ориентированное на реализацию нового модернизационного проекта. Удвоение ВВП и прочие частные (хотя и, безусловно полезные) проекты здесь не помогут. Нужен Проект с большой буквы.
Понятно, что такому Проекту требуется новый центр национального развития. В свое время такими центром и стала Москва, вокруг которой возникла великая империя. Потом столицу перенесли в Петербург, но Россия по-прежнему продолжала оставаться Московской Русью. Это было подтверждено в 1918 году, когда столица вернулась обратно в Москву. Теперь речь уже может идти о новой цивилизации, которая будет также отлична от Московской Руси, как от нее отличалась Киевская Русь. Не исключено, что новая Россия станет синтезом двух предшествующих «Русей», в котором соединятся имперская мощь первой и вечевая демократия второй.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments