Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Несчастная оппозиция

Разномастные оппоненты Кремля сегодня далеки от власти еще больше чем пять, а тем более, десять лет тому назад. И это несмотря на то, что сам Кремль постоянно совершает разные просчеты, которые, по идее, давно уже должны были окончиться хотя бы "бархатной" революцией.
Но это "по идее", а на практике никакой революции не происходит, массового движения протеста не наблюдается, а "партия власти" продолжает срывать призы на региональных выборах. Несколько согрела оппозиционную душеньку "оранжевая" революция на Украине, но все попытки замутить у нас какую-либо новую "Пору" ("Оборона" и другие соискатели), а также найти нового Ющенко (например, в лице Касьянова) выглядят как-то неубедительно. Нет у наших оппозиционеров такого "драйва", который был у их украинских коллег.
Возникает сомнение в том, что у оппозиции вообще есть хоть какой-то шанс не то чтобы придти к власти, а стать действительно мощной силой. Это, кстати, продемонстрировали выборы 2003 года. Тогда в Думу прошли четыре политические группировки, из которых лишь одна - КПРФ - стояла на оппозиционной платформе. А три других - ЕР, ЛДПР и "Родина" - шли как вполне лояльные Кремлю движения. И вместе они получили около 60 % голосов. Не плохо, правда?
Причем особо показателен пример "Родины". Выяснилось, что избиратель готов поддерживать лево-патриотическую силу, которая и власть-то особо не критикует, а тратит свой полемический задор, в основном, на олигархов. Примерно год назад "Родина" ушла в оппозицию, очевидно, надеясь попасть в некий "оранжевый" мейнстрим. Но каких-то внушительных успехов, несмотря на бодрые партийные реляции, ею не достигнуто. На региональных выборах партия показывают не очень-то хорошие результаты. Так, в Нижнем Новгороде "Родине" удалось провести всего одного кандидата в гордуму. В Белгородской области она с трудом преодолела пятипроцентный барьер. А в Томской области партия не набрала и трех процентов.
Правда, накануне выборов в Мосгордуму "Родина" сумела сделать себе неплохой пиар. Но ведь что интересно - за счет снятия с предвыборной дистанции. А сразу же после выборов Рогозин поспешил выступить с довольно-таки соглашательским заявлением о том, что партия и не думает идти "оранжевым" путем. От революционности чуть позже открестился и молодой "родинец" Сергей Шаргунов, ранее стоявший на весьма радикальных позициях.
Очевидно, избирателю не нужна новая оппозиция. Если надо, то он проголосует за привычных оппозиционеров - КПРФ, СПС и "Яблоко" (кстати, в Москве так и произошло). Но круг таких избирателей достаточно ограничен.
Оппозиция вовсе не крепнет. Зато "Единая Россия" уверенно лидирует в регионах. Многие оппозиционеры склонны объяснять это пресловутым "административным ресурсом". Им кажется, что ссылки на этот самый ресурс вполне оправдывают любые просчеты. При этом оппозиция даже не понимает, как данные ссылки вредят ее же собственному имиджу.
Допустим, что действительно во всем виноват этот зловещий ресурс. Но ведь тогда получается, что оппозиция ничего не может с ним поделать. Голосуй за нее, не голосуй, а итог один - побеждает власть. Так зачем же особо суетиться? Именно такие мысли и приходят в голову многих избирателей, которых пытаются убедить в мощи административного ресурса. То есть оппозиция сама же "пиарит" могущество власти, а в России это всегда играет только на руку власть имущим.
Собственно говоря, здесь и находится корень всех неудач, которые преследуют оппозицию. Она неправильно оценивает характер нынешней власти. Причем оценки эти противоречат друг другу, что нарушает всю логику оппозиционного дискурса.
В оппозиции (особенно лево-патриотической) очень любят рассуждать о ничтожестве власти. "Продажные чиновники", "невзрачный полковник", "бледная немочь" - эти и подобные эпитеты высыпаются на власть. Оппозиция прямо-таки пышет презрением. А между тем тут кроется почти смертельная ловушка. Ведь если ты имеешь дело с ничтожеством, то его надо быстренько убрать - как нечистоты. Но коли вот уже почти пятнадцать лет никто с этим ничтожеством справиться не может, то тут можно сделать только два вывода. Либо не такое уж оно и ничтожество, либо оппозиционеры и сами - еще большее ничтожество. И оба вывода, как очевидно, оппозицию не красят.
Но ведь что характерно. Наряду с уничижением власти, оппозиция часто допускает и ее демонизацию. Власть вроде бы и мелочна, а в то же время и "люциферична". Чего только стоит термин "оккупационный режим", который и сейчас используется кое-кем из оппозиционеров. Ведь если разобраться, то оккупация - вещь серьезная. И те, кому удалось бы оккупировать Россию, имели бы очень даже неплохой повод для гордости, перерастающей в гордыню. Поэтому опять-таки непонятно, как это "бледная немочь" смогла захватить такую великую страну.
И потом, за слова ведь надо отвечать, иначе они могу обесцениться. Если ты борец с "оккупационным" режимом, то изволь брать оружие в руки и идти сражаться против оккупантов. А не читать в уютной квартире за утренним кофе газету "Завтра". И уж тем более не заседать в "оккупационном" парламенте. Вот и получается, что происходит инфляция красивых слов, которая оборачивается снижением доверия.
Оппозиция вообще не очень то любит отдавать себе отчет в собственных словах. "Оккупационный режим" - это все-таки некоторый экстрим, более свойственный радикалам. А вот либералы больше любят поговорить о сворачивании демократии и даже о диктатуре. Причем может сложиться впечатление, что до пришествия "кровавых путиночекистов" с демократией все обстояло просто замечательно. Наверное, образцом демократии следует считать расстрел парламента из танков в 1993 году. Или разного рода "семейные" игрища.
В стране существует самая что ни на есть легальная оппозиция, которая имеет свои СМИ и постоянно светится на телеэкранах. На улицы городов выходят тысячи людей, критикующих правительство. И тем не менее демократии, считай, что и нет, а есть, получается, диктатура? Понятно, что такие утверждения звучат весьма неубедительно.
Тем не менее оппозиция нужна, и никто не собирается ее "запрещать". Печальный опыт СССР показывает, что это невозможно. Рано или поздно желание перенести политические споры из кухни на широкую публику будет реализовано. Вопрос только в том - кем и с какими целями. К тому же критика, даже и самая необъективная, все же помогает увидеть некоторые слабые стороны. Да и Западу всегда можно в глаза тыкать - дескать, и у нас не хуже вашего.
Но в то же время в России оппозиция никогда не достигнет того положения, которое она занимает на Западе. Там она действительно противопоставляет себя власти, то есть находится напротив нее - на одном с ней уровне. Власть и оппозиция там играют на равных. И правила такой игры утверждены давно.
В России общественное сознание упорно отказывается принять мысль о каком-то равенстве власти и оппозиции. Власть всегда мыслится и представляется как нечто, находящееся сверху. Поэтому идти против нее большинство не желает и никогда не пожелает. У оппозиции был единственный шанс одолеть власть - в 1993 году. Но тогда и сама оппозиция была властью, ибо контролировала парламент, наделенный огромными полномочиями. Но этот шанс она упустила. Теперь власти она уже не добьется. И непонимание этого факта делает саму оппозицию неадекватной. Она предпочитает бежать от реальности в некие виртуальные миры. В этих мирах власть выглядит этаким смешным "уродцем", которого можно убивать помногу раз, продолжая вечную "компьютерную" игру. И когда оппозиционные вожди и теоретики выходят из этого виртуального мира в реальный, то они начинают вещать нечто абсурдное, к чему равнодушно подавляющее большинство страны.
А вот если бы оппозиция оценивала себя и власть объективно, то ей удалось бы избежать многих "ляпов", значительно повысив свое реноме в глазах избирателей. Для завоевания реальной власти этого, конечно, мало, но для существенного увеличения депутатских мандатов достаточно.
Впрочем, все это вовсе не означает, что Кремль может спать спокойно. Оппозиционная общественность власти не дождется, но ее могут захватить несколько иные силы. Власть может получить удачливого соперника в лице некоторых региональных элит, настроенных сепаратистки (тогда более чем вероятен распад Федерации). Поэтому, если и начнется у нас пресловутая "оранжевая" революция, то центр ее (точнее, центры) будут находиться не в Москве, а в провинции. А столичный "оранжад" (на манер киевского) всего лишь дополнит пейзаж битвы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments