Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Президентскую республику задерут "медведи"?

«Единая Россия» считается партией пропрезидентской. О лояльности «единороссов» сказано уже много иронических и ядовитых слов. Чего стоит одно только из определений – «андроиды»! А между тем любые категоричные оценки всегда грешат однобокостью. История доказывала это сотни и тысячи раз, однако научила она не многих. Тем не менее, попытаемся взглянуть на «единороссов» без обычной предвзятости.
Прежде всего, надо отметить, что ЕР проделала за время своего существования заметную эволюцию. На первых порах она больше напоминала корпорацию государственных чиновников, замкнутую, понятное дело, на Кремль. Но потом ЕР постепенно стала напоминать политическую партию, что стало особенно заметно в последнее время, в ней даже заговорили о необходимости отращивания левого и правого крыльев.
Весьма показательным событием стало образование «Молодой гвардии Единой России». Как ни крути, а это явное новаторство. Нет, конечно, свое молодежное отделение было у ЕР и раньше, но какой-то заметной активности оно не проявляло. Поэтому молодежной опорой режима считались пресловутые «Наши», существовавшие отдельно. Складывалось впечатление, что свой «комсомол» ЕР был не особо не нужен. И вот теперь, как говорится, пришла пора.
Но даже не это бросается в глаза в первую очередь. Наиболее впечатляет законопроект одного их лидеров ЕР, вице-спикера Госдумы Олега Морозова, согласно которому, партия, победившая на парламентских выборах, сможет предлагать свою кандидатуру в премьер-министры страны. Это пока будет только первый шаг. Вторым шагом Морозов намерен распространить данную практику и на кандидатов в министры. При этом автор законопроекта заверил, что о создании в стране парламентской республики и речи не идет.
Что ж, в это охотно верится. Как и в то, что единороссы вовсе не вынашивают (пока, по крайней мере) каких-либо бунтарских планов в отношении нынешнего президента и президентского правления в целом. Скорее всего, планы по усилению роли партий, так или иначе, согласованы с Кремлем. Более того, «верхи» даже очень заинтересованы в таком раскладе. Если Владимир Путин не пойдет на третий срок (а он, судя по всему, на него не пойдет), то нужно будет подыскать ему достойное место в политике. И таким местом вполне может быть кресло партийного премьера.
Однако вне желания самих разработчиков, проекты, подобные морозовским, работают на демонтаж президентского строя. И дело не в нынешнем президенте. Пусть даже не он станет партийным премьером. Уже само наличие такого премьера (не говоря уж о министрах) станет некоторым вызовом президентской вертикали. Возникнет новый центр силы, а в российских условиях он запросто может войти столкновение с главой государства.
Можно вспомнить, например, вице-президента Руцкого, хотя аналогия здесь несколько хромает. То было столкновение внутри президентской команды, которое получило особую остроту в связи с позицией тогдашнего парламента. По большему счету, друг с другом боролись разные властные структуры, а партии находились на вторых ролях. Не случайно, лидер Коммунистической партии РФ Геннадий Зюганов призвал своих сторонников сидеть дома, он отлично понимал, что это не его схватка и ловить тут нечего, зато главный коммунист получил возможность безболезненно войти в новый политический формат. Как, собственно, и глава Либерально-демократической партии России Владимир Жириновский, тоже не принявший участия в схватке. Правда, называть КПРФ и ЛДПР партиями в западном смысле не очень корректно, о чем еще будет сказано, но все же и к власти их тоже не отнесешь.
Завтра все будет проходить по-другому. В схватку вступят правительственные структуры и партии. А самая крупная и влиятельная партия у нас, как известно, «Единая Россия». И чем больше ЕР она будет походить на партию не только по названию, но и по сути, тем больше у нее будет соблазнов вступить в схватку с президентской вертикалью. Понятно, что таковые соблазны только усилятся, если произойдет партизация правительства. Ну, а уж коли партийным премьером станет такая фигура, как Путин…
И не надо кивать на трусоватость наших «медведей». Конечно, сегодня бунт невозможен. Но разговор-то идет о завтрашнем дне, когда и президент будет другой, и партии получат больше полномочий. К тому же за «единороссами» могут стать разные общественные силы, заинтересованные в парламентской или, на худой конец, в президентско-парламентской республике.
В конце концов, к противостоянию с президентской вертикалью ЕР подтолкнет сама логика существования партии. Ведь что такое партия в демократическом государстве? Это – инструмент гражданского общества, которое желает контролировать власть. На Западе власть подчиняется обществу, но никак не наоборот. У нас же все по-другому. Та конструкция, которая возникла в 1991 году и сохраняется (с известными изменениями) до сих пор, предусматривает доминирование власти над обществом. Это, конечно, не тоталитаризм. Обществу предоставлены многие свободы, прежде всего, говорить и торговать, - но «рулит» всем именно власть. Понятно, что в такой конструкции настоящим партиям места нет - они нужны как индикаторы общественных настроений. А также, как некие каналы, по которым энергия социального протеста уходит в словесное никуда. Но партии, способные быть властью, самой власти не нужны.
Собственно, за то время, что прошло с 1991 года, у нас так и не было «нормальных» партий, были полу-партии. «Единая Россия», как уже сказано, лишь сегодня становится более или менее похожа на партию, ранее она была чиновничьей корпорацией. КПРФ – это большой «осколок» КПСС, живущий в атмосфере Советского Союза и старательно воспроизводящий его в пределах одной, отдельно взятой партии. Только теперь вместо ритуальных проклятий в адрес американского империализма, раздается критика «антинародного режима». А так все по-прежнему – такой же неспешный ритуальный политический праздник: шествия, митинги, бантики, знамена.
На этой инерции КПРФ и держится. Ее часто упрекают в нежелании всерьез заниматься агитаций и пропагандой, искать какие-то новые формы. Но тут явно - «товарищи не понимают». Коммунисты тем и сильны, что не борются за голоса избирателей, они их получают по уже раз и навсегда утвержденному ранее «праву». А вот если бы КПРФ стала крутиться с буклетами и перфомансами, то она мигом превратилась бы в заурядную и никому не нужную левой партию социал-демократического типа. Точнее, таких партий стало бы несколько, и они составили бы кампанию нынешним политическим «карликам» – ПСС, СДПР, СЕРП и т. д.
Далее идет ЛДПР, которая ближе к архетипу западной политической партии. Но и она весьма своеобразна. По сути, мы имеем дело не с партией, а одной талантливой личностью, умело сочетающей популизм, харизму и актерство. Хоть какую-нибудь идеологию в ЛДПР найти очень сложно, причем менее всего там содержится либерального демократизма, который и вынесен в название.
СПС и «Яблоко» почти достигли «архетипа», но в этом и заключается их беда - влияние либералов стабильно сокращалось. И не факт, что они его сумеют восстановить в ближайшее время. Как раз наличие этих малопопулярных «западнических» партий ясно говорит – как низко у нас ценят западные стандарты. Парадокс, но либералы-западники гораздо влиятельнее в правительстве (экономический блок), чем в пресловутом гражданском обществе.
Наконец, «Родина», которая появилась на политической арене недавно, пережила оглушительный успех и, похоже, до сих пор пребывает под впечатлением от него. А ведь результаты последних региональных выборов не очень-то впечатляют. Так, в огромном Нижнем Новгороде «Родина» сумела получить лишь один мандант в гордуме. Но самое главное, что ситуация на левом некоммунистическом фланге очень нестабильна. Завтра здесь может выплыть какая-нибудь очередная раскрученная левая сила, которая заменит «Родину». Например, Партия пенсионеров, довольно успешно выступившая в регионах. Или кто-нибудь еще – кандидатов масса.
А ведь времени то для создания нормальной партийной системы прошло достаточно. Она должна была возникнуть где-то в 90-е годы, в период первой-второй Дум. Однако ростки реальной партийной системы пробиваются только сегодня и то – с подачи самой власти.
И вот тут власть может прогадать, получив себе невольного соперника. Кто знает, как обернется схватка. Может быть, победит партийность, и Россия перестанет быть президентской республикой, а возможно верх одержит власть, после чего партийную систему, скорее всего, демонтируют. Тогда президентская власть станет взаимодействовать с обществом посредством прямой апелляции к народу (плебисциты) и опираясь на профессиональные корпорации.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments