Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Category:

Куда скачет евразийский "зайчик"?

Нписано полтора года назад. Но так получилось, что в Сети текста нет. Выкладываю здесь. Как говорится, на всякий пожарный. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Итак, опять о "китайской угрозе". И замечу, что угроза то исходить не от китайцев, но от нашего интернационалистского благодушия, будь оно трижды неладно.

Поэтика литературы и проза политики
Прочитайте (вслух или про себя) такие строки: «Улусов культурных союз нерушимый сплотили навек Александр и Сартак…» Пока достаточно. Пропойте это на мотив нынешнего «старого нового» гимна. Потом представьте, что вас окружает огромное множество китайцев, чей язык является в нашей стране государственным (думаю, что живущим на Дальнем Востоке не нужно будет особо напрягать свою фантазию). Почувствуйте себя поданным великой евразийской империи Ордусь, мастерски описанной писателем Хольмом ван Зайчиком на страницах шести романов. Читавшие эти романы, думаю, уже представляли себя (пускай и машинально) в Ордуси. А не читавшим я настоятельно советую их прочитать. Весьма возможно, что нас ожидает именно такое будущее.
Вообще-то писанина ван Зайчика выполнена в жанре исторической фантастики. Он переписывает историю, давая ей альтернативное направление. Согласно Зайчику, Русь некогда объединилась с Ордой, вот вам и Ордусь. Казалось бы, игра ума. Шалит художник, что тут поделаешь. Однако, не все так просто и безобидно. Литературы вне политики нет и быть не может. Именно литература подточила устои Российской империи. Причем сами литераторы, в большинстве своем, политикой заниматься не собирались. Но, как правильно говорят, если ты не будешь заниматься политикой, то она займется тобой. Литература создавала Советский Союз пером Маяковского и Шолохова. И она же разрушала его словами Солженицына и Рыбакова. Поэтому не мудрено, что талантливые книги Хольма ван Зайчика могут серьезно повлиять на изменение политического климата. Пусть не сегодня, а завтра. Но ведь мы с вами хотим дожить до завтра, не правда ли? Причем в России…
Некоторые, однако, не хотят. Зайдите на сайт orduss.ru (сейчас уже не работает), где кучкуются почитатели таланта ван Зайчика. На вас выплеснется поток ностальгии по тому, чего не было, но что могло быть. «Сердце мое преисполняется печали лишь оттого, что мы с вами не живем в Великой Ордуси». «Благодаря великому еврокитайскому гуманисту Хольму ван Зайчику, узнали название страны, подданными которой всегда являлись». «Живу посреди Сибири.
Хочу в Ордусь!».
Кстати, по записям в гостевой книге сайта можно сделать вывод об "этническом" облике некоторых посетителей сайта (точнее об его отстутствии). Вот, например: «Я - воплощение сущности Инь, как и все сестры в моем роду. Корни мои берут начало свое в древних индейских племенах, среди хазар, славян, каталонцев и иудеев. Знания о душе, о природе и о красоте хранит моя память. Нынче народ мой - здесь. И я – ордусянка». Красочно описанная Ордусь, безусловно, представляет «рай» для тех, кто смешался в расовом плане и склонен это смешение продолжать и навязывать другим. Что ж, очень скоро этот «рай» может стать самой что ни на есть приземленной реальностью.
Вы скажете – игра? Очень может быть и дай-то Бог, чтобы воздыхатели по Ордуси действительно только играли. А если перед нами образование новой субкультуры, которая готова к радикальному изменению геополитических реалий? Созданию на месте России некоей евразийской империи, плавильного котла, выплавляющего из русского и китайца «братьев на век» – братьев в прямом смысле слова. Братьев и сограждан. При этом китайский брат будет старшим.

Опасное соседство
Но вот же существует субкультура толкиенистов и вроде как ничего? Действительно, ничего опасного. Однако довольно трудно (хотя и, в принципе, возможно) использовать в политических целях людей, представляющих себя хоббитами или гномами. Нет сейчас ни хоббитов, ни гномов. А вот китайцы есть, и их, скажем так, в переизбытке. Не нужно быть пророком, чтобы с уверенностью предсказать – давление Поднебесной на север, то есть на нас с вами, будет только усиливаться. По подсчетам специалистов, лишь 200-300 миллионов китайцев живут в экономически благополучных зонах. «Остальной» миллиард находится за чертой бедности. Евгений Верлин, бывший первый секретарь посольства РФ в КНР (1995-1998 гг.) утверждает: «В Китае очень уж резки контрасты и велики перепады в уровне развития. Безработица в стране измеряется астрономическими цифрами: в городах не может найти себе занятие каждый десятый, избыток трудовых ресурсов на селе из-за нехватки земли – почти двести миллионов человек. Больше населения России!… Покупательная способность горожан десятикратно превосходит крестьянскую, приморские регионы живут неизмеримо лучше глубинки. Да и в пределах одной провинции имущественное расслоение достигает поразительных масштабов».
Долго ограничивать рождаемость не удастся, и тогда Китай станет перед необходимостью возобновления широкомасштабной экспансии. Осуществлять ее такими топорными методами, как во времена Мао, сегодня никто уже не будет. Китайское руководство давно сделало ставку на незаметное проникновение вглубь России. Сегодня, по некоторым подсчетам, у нас (в основном на Дальнем Востоке и Сибири) проживает до 300 тысяч китайцев. Тем, кто сумел закрепиться на российских землях дают довольно солидное денежное вознаграждение. А закрепиться сумели многие. Многочисленные китайские ресторанчики и гостиницы говорят сами за себя. На Дальнем Востоке многие из них даже украшает табличка: «Русским вход воспрещен».

Будущее евразийского коллаборационизма
Если китайский дракон все-таки прыгнет, то пред нами станет только такой выбор – или противостоять ему, либо поддаваться. Боюсь, что мы можем прогнуться. Вот тогда и понадобится великая и могучая евразийская идея, согласно которой русский и китаец – братья. Почему братья? Да потому, что живут в великой Евразии. Несостоявшейся Ордуси. Ведь не сопротивляйся Русь ордынцам, смирись она с положением улуса и была бы у нас великая евразийская империи. Монголы бы тогда не отпустили китайцев, а этот «великий, древний и культурной народ» наверняка бы взял верх в Орде. Таков может быть ход рассуждений тех, кто предложит не покориться, нет, а войти в состав единой китайско-русской державы. Он, этот ход, примерно будет совпадать с теми мыслями, которые навязываются читателям ван Зайчика.
Обращает внимание то, что автор настроен резко антимосковски. Москва у него представлена как захолустный городишко Мосыкэ, примечательный всего лишь заводом по изготовлению дешевой водки. Между тем евразийцы обычно апеллируют к московскому периоду. Но здесь все иначе. И натуральнее. Евразийство следует собственной логике. Ведь на самом деле образование Московской Руси похоронило «ордынский проект», который должен был привести к созданию материковой сверх-империи. Русь была национальным государством русского народа, хотя и хлебнула изрядно «татарщины». Несмотря ни на что здесь преобладал русский, арийский элемент. И следует ожидать, что евразийцы в скором времени прибегнут к широкомасштабной ревизии и дадут отрицательную оценку московскому периоду. Этим они закономерно сойдутся с нашими гитлеристами-русофобами.
Сейчас евразийцы, как правило, исходят из необходимости соединить в некоем синтезе русских и разные этносы, исповедующие ислам. У Зайчика же однозначно доминируют китайцы, которые в свое время взяли большую силу в Ордуси. Это, опять-таки, вполне логичное раскрытие сути евразийства. Китайцы – самый многочисленный этнос Евразии, лишь им под силу создать здесь громадный «плавильный котел». Кстати, светоч евразийства А. Дугин Китай очень не любит, считая его объективным союзником «атлантизма». А как же Евразия без китайцев? Вот, оказывается, можно быть более последовательным евразийцем, чем Александр Гельевич. К счастью, новое, точнее уже новейшее («китайское») евразийство проявляется пока лишь в литературе. Но я уверен на все сто, что свои «Зайчики» прискачут и в политику. Поэтому надо быть готовыми к новым вызовам.
У нас в стране вполне может возникнуть (если только уже не возникло) прокитайское лобби. Туда будут вербовать (если только уже не вербуют) из двух политических сред – коммунистической и «патриотической». Многие из коммунистов станут лоббировать интересы Поднебесной с легким сердцем, ведь по ту строну Амура раскинулась великая социалистическая, то есть идейно близкая, держава. Многие «комми» уже сегодня переживают успехи красного Китая как свои собственные. Когда недавно китайцы полетели в космос, то Советская Россия радостно вскричала – дескать ура, товарищи, социализм еще раз доказал свою богатырскую силушку! А не мешало бы подумать о том, что у нас под боком усиливается еще один конкурент.
А многие «патриоты» пойдут служить Китаю из-за большой своей, «большей и чистой», нелюбви к Америке. У «патриотов» ведь все сходится на Америке, да на евреях. Поэтому не удивлюсь, если многие «борцы за русское дело» ринутся на помощь китайцам – крушить «богопротивную», «сатанинскую» Америку, которая, ясен день, есть Вавилонская блудница и первейший оплот Всемирного зла.

В авангарде конвергенции
Между тем есть некоторые основания считать, что это самое Всемирное зло (оно же – «новый мировой порядок», оно же – «царство Антихриста») может выбрать главным своим пристанищем именно Китай. В этой стране реализуется самый масштабный мондиалистский проект. Я имею ввиду пресловутую конвергенцию (соединение капитализма и коммунизма), о коей грезят Совет по международным отношениям (СМО) и прочие весьма интересные наднациональные структуры, по сравнению с которыми Джордж Буш выглядит просто черносотенцем каким-то. Конвергенция привлекает влиятельных и матерых космополитов потому, что позволяет объединить рыночную гибкость и плановую экономику. То есть создать рыночный тоталитаризм, который должен волевым усилием стереть все национальные и государственные границы, открыв полный простор Его Величеству Капиталу.
На Западе элементы конвергенции есть, но это все не то. Европеец и американец все же устроены так, что тоталитаризма не поймут (попробовали с Гитлером – обожглись). В Америке вон десятки тысяч вооруженных «милиционеров» с трудом терпят правительство. Попробуй надави на них и потребуй планировать рождаемость в своей семье. Либо микрочип в лоб вставить. Могут и правительство в щепы разнести.
Но даже если «западникам» и навяжут тоталитаризм, то авангардом его они быть не смогут. Тут другие нужны люди. Крайне дисциплинированные, работящие до трудоголизма, рассматривающие рыночные реформы как строительство чего-то светлого, идейно правильного и до жути партийного. Уже сегодня на предприятиях, принадлежащих иностранному капиталу, ячейки Компартии Китая требуют от тамошних коллективов ударной работы. Капиталисты жуть как довольны и жалеют, что у них на Западе нет такой вот Компартии. А ну как она начнет строить великую Евразию, круша национальные границы, решая демографические проблемы своей страны, а попутно укрепляя рынок, опираясь на горкомы и обкомы? Представляете? Это каких же горы сможет своротить капитализм, если ему дать дисциплинированную и идейную, многомиллионную Коммунистическую партию? Если «невидимая рука рынка» будет шуровать заодно с вполне видимой рукой партийного «агитатора, горлана и главаря»? А то ведь как то с одной рукой неловко…
Собственно говоря рыночные реформы в Китае, которые столь воодушевляют и наших «левых», и наших «правых, были инициированы по сговору руководства КПК с западными наднациональными элитами. Подобный трюк хотели сделать и в СССР. Андропов почти уже начал – вполне по-китайски. Сначала – порядок, потом – экономические реформы, а Советскую власть – не тронь, она должна быть сильна и авторитетна. Даже авторитарна. Но Андропова подкачало здоровье, а его последователь Горбачев оказался излишне торопливым и стал хвататься за все сразу. В результате СССР рухнул, а в бывших республиках утвердилась не конвергенция, а самый дикий и безбашенный капитализм. Стало не до конвергенции.
Вся надежда осталась на Китай. И он успешно ее оправдывает.

Тревожные наблюдения
Любопытно, что православный традиционализм часто испытывает некую настороженностью в отношении Китая. Преподобный Игнатий Брянчанинов подчеркивал нашу почти метафизическую отчужденность от этой страны: «Подумайте о Китае, - потом взгляните на себя, посмотрите – какие отношения ума и сердца вашего к этой стране. Вы увидите в душе вашей только понятия темные, от одного сказания, – понятия, чуждые жизни, которую им дает взор на предметы, общение с ними, близкое сочувствие ко всему. Вы увидите, что сердце ваше к этой стране –… мертво».
Иеросхимонах Аристоклий Афонский связывал эсхатологические ожидания именно с Поднебесной: «… Конец будет через Китай. Какой-то необычайный взрыв будет, и явится чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но не очень долго». А К. Н. Леонтьев прямо отождествлял китайцев с антихристовыми Гогами и Магогами. «Народы, – замечал он, – в т. ч. и славянские, «распустившиеся» в «ненавистной всеевропейской буржуазии» будут пожраны китайским нашествием… Заметьте, что религия Конфуция есть почти чистая практическая мораль и не знает Личного Бога, а буддизм в Китае, тоже столь сильный, есть прямо религиозный атеизм. – Ну, разве не Гоги и Магоги?»
Еще более категоричным был С. Нилус: «Нам кажется, что злой дух обрел в Китае, с первых времен, народ, мгновенно ставший на его сторону в делании зла, ибо народ этот во все времена под внешней утонченностью цивилизации скрывал свойства еще более тонкого дикаря: стоило только Сатане явиться этому подлому, лицемерному и жестокому народу, чтобы тут же и быть им обоготворенным… У китайцев все во вкусе специфически сатанинском: повсюду зубчатое, двурогое; всюду – когти и хвосты диавола… А сам китаец? Под рукавами его одежды как бы обрисовываются когти, а голове украшением служит хвост. У этого народа сатанизм выставляется как бы напоказ с особой демонстративностью». (Г. К. Честертон указывал на культ дракона, царящий в Китае. Многие считают это проявлением некоего демонизма).
Не будем торопиться зачислять китайцев в «Гоги и Магоги». Тем более не будем делить народы на «хорошие» и «плохие». Они просто разные. И у разных народов есть разные специфические черты. В Китае наличествуют некоторые «моменты», которые могут выдвинуть его в авангард движения за «новый мировой порядок».

«Божественный гуманизм»
Обращает на себя внимание синкретизм, присущий Китаю, чье население придерживается сразу трех религиозных (или – «околорелигиозных») учений – конфуцианства, даосизма и буддизма. Не будем забывать, что именно синкретизм хотят сделать новой религией грядущего различные махинаторы от оккультизма и космополитизма. Китай к этому готов и даже весьма.
Теперь рассмотрим типично китайское учение – конфуцианство. Это, вроде бы, не религия, однако она имеет четко выраженные религиозно-мистические черты. По сути, конфуцианство является сакральным гуманизмом, в котором нет места Богу, Абсолюту. На его место становится моральный идеал – жэнь, совокупность этических совершенств. Достигший этого идеала становится совершенным человеком – цзюнь-цзы.
Есть, правда, в конфуцианстве и некое надчеловеческое начало – Небо. Однако оно безлико и не предполагает наличие какого-либо высшего субъекта. На первом месте стоят именно гуманистические нормы морали.
Скажут – эка невидаль! На Западе, да и у нас этого самого гуманизма хоть завались. Однако, данный гуманизм предельно рационализирован, а гуманизм в конфуцианстве поднят до уровня религии. Он обставлен множеством сакральных ритуалов и предполагает довольно жесткую иерархию. А ведь новый мировой порядком будет порядком «сакральным». И лжемиссия (именуемый Антихристом) вовсе не будет рационалистом «европейского» типа. Он предложит миру некий синтез оккультизма и рационализма. Он попытается создать видимость возрождения священных, традиционных ценностей. Обманутое человечество осчастливят и новой монархией, и новой иерархией, но это будут поддельные монархия и иерархия. И возрожденная «традиция» будет иметь не религиозный, а магический характер. Собственно говоря, рационализм, доведенный до своего логического завершения есть самый настоящий магизм. Маг не просит высшее начало, он пытается заставить его выполнить любую свою прихоть, он пытается принудить Бога к чуду. И рационалист, уверенный, что от мироздания можно взять все, что угодно, есть точно такой же маг. Он – гуманист в том плане, что признает возможность появления в этом мире человека совершенного, равного Богу. И здесь видятся явные параллели с конфуцианством. Зачем просить кого-то о чем-то, главное – совершенствоваться.
Кстати, о магии. Еще одно распространенное в Китае учение – даосизм – содержит одну очень показательную особенность. Оно ориентировано на физическое бессмертие. Специфические даосские технологии – магические и алхимические практики – направлены именно на обретение бессмертия еще в этой жизни. Теперь вспомним, что христианское вероучение считает смерть неизбежной в посюстороннем мире. Сама смерть была дарована падшему человеку, чтобы он не грешил вечно (точнее до тех пор, пока стоит мир). Многие традиционалисты и конспирологи рассматривают стремление к бесконечному биологическому существованию как попытку избежать подлинной «жизни вечной», жизни в Боге, по ту сторону этой вселенной. Они обращают внимание на вампиризм, темное и мистическое явление. Именно вампир обретает физическое бессмертие – ценой своего перерождения в инфернальное существо.
Я ни в коей мере не хочу сказать, что конфуцианство и даосизм сами по себе являются основой «религии будущего» – мистического и гуманистического рационализма. Нет, просто творцы этой самой «религии» могут использовать данные учения в своих целях. Точнее они могут попытаться использовать тех, кто научен Конфуцием и Лао Цзы, а также их последователями. В будущей экуменической "религии" восточные учения, несомненно, займут свое место.
А так, что же… Жили даосы и конфуцианцы столетиями и ничего. Мир не рушился. Но когда Запад пришел на Восток, все стало меняться. Теперь восточные, сугубо специфические учения Китая берут на вооружение западные технологии. Что из этого выйдет – неизвестно.

Осторожность не помешает
И нам бы надо держать ухо в остро, не стремясь навстречу восточному соседу. Но нет. Мы снова желает дружить, снова хотим спеть: «Сталин и Мао слушают нас», хотя нет уже ни Сталина, ни Мао. Продаем китайцем горы оружия. Да какого – высококлассную авиацию (Су-30), системы залпового огня! По признанию министра обороны РФ Сергея Иванова, сейчас примерно половина нашего экспорта вооружений приходится на Китай. То есть мы сами вооружаем потенциального опасного соседа, превращаем КНР в мощнейшую военную державу. Удивительно, но гораздо большую пользу для нашей страны приносит политика «плохой» Америки. Она всеми силами стремится законсервировать 30-летнее отставание КНР в области вооружений. И дай то ей Бог! Потом может мы и очухаемся, спасибо скажем.
Пока же мы не только вооружаем Китай, но и создаем литературные шедевры, в которых соединяемся с китайцами в одно государство – под их братским покровительством. Евразийство грозит вырваться на новый, пропекинский виток. Совершенно очевидно, куда скачет евразийский «ван зайчик». Он скачет прямо в пасть к китайскому дракону.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments