Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Непустители-2

Продолжим разговор про охранителей-непустителей и про поиск альтернативы. В настоящее время непустители испытывают острый дефицит позитива. Надежда на «режим», который «опомнится» и «наведет порядок», тает прямо-таки на глазах. Вообще складывается такое впечатление, что одна верхушечная группа готовится сдать власть другой, и речь сегодня идёт об условиях сдачи. Показательно, что верхи озвучивают программу либерализации, то есть, никакого сдвига в державно-патриотическую сторону нет – и не намечается. Так, планируется возродить прямые выборы губернаторов, что только усилит региональные кланы. (В этом плане показателен ответ кировского губернатора Н. Белых премьер-министру В. Путину.) А облегчение процедуры регистрации партий, несомненно, приведет к созданию большой либеральной партии, которая получит грандиозные финансовые ресурсы – чем и будет выгодно отличаться от других новых партий – националистических и левых.
Это – реал-политик. Но не менее шаткая ситуация сложилась в области идеологии. Непускатели всегда склонялись к монархии и/или авторитаризму. Про первую сейчас особо распространяться нет особого смысла, ибо для неё просто нет условий. Монархия вырастает из традиционного общества, являясь его государственной вершиной. И если такого общества нет (а его, как очевидно – нет), то любая реставрация станет всего лишь профанацией, а «монарх» - игрушкой в руках олигархии. Традиционное общество может возродиться на новом уровне (как - это отдельный разговор), но произойдёт это не сегодня - и даже не завтра.
Авторитаризм – это другое дело, он плоть от плоти Модерна, так что его можно было бы рассматривать как политическую возможностью. Но в том-то всё и дело, что само общество уже переросло индустриальный Модерн и вступило в новое качество, характерное для информационной эпохи. Авторитаризм – порождение индустриализма, с его фабрично-конторской дисциплиной. Здесь массам навязываются какие-то идеи и решения, причем никакого реального обсуждения не происходит (за исключением самого-самого верха).
Представительная демократия потоньше – при ней создаётся иллюзия обсуждения. Хотя верхи все равно решают за массы – в своих элитных клубах и ложах. Принцип, однако, тот же – поэтому между авторитаризмом и представительной демократией никакой сущностной разницы нет. Просто последний используется тогда, когда имитация разномыслия становится невозможной. Глубокий кризис делает очевидным весь окружающий обман – и массы проникаются этой очевидностью. Тогда одна из радикальных (националистических или коммунистических) группировок Модерна приводит массы к повиновению. Но потом, когда общество успокаивается, происходит неизбежный возврат к представительной демократии «посредников» - с её великой ложью.
Так было - в индустриальную эпоху, когда у человека «из большинства» просто не было возможности донести свою точку зрения до большого количества других людей. Интернет такую возможность предоставил – и теперь каждый может «издавать» своё собственное СМИ (вести блог), причем, не затрачивая на это ни копейки.
Мировая элитка сразу же оценила возможность интернет-связи, использовав социальные сети во время «арабской весны». Однако, Интернет можно использовать и для организации антиплутократических революций. Собственно, так и произошло в Америке, где возникло низовое движение за «оккупацию Уолл-Стрита». А в Исландии социальная революция уже победила – там написана новая Конституция, согласно которой страна будет жить в условиях прямой, электронной демократии. (Показательно, что и в одном, и в другом случае народ разошелся с политиками всех сортов, выразив своё недоверие касте «посредников».)
Элитка отлично понимает всю опасность сложившегося положения и явно готовится свернуть западную демократию, которая становится непозволительной роскошью.
В Штатах власти уже добились принятия жестких репрессивных законов, позволяющих подавлять любой протест - под соусом «борьбы с терроризмом». Чего уж там - демонстрантов готовятся подавлять пушками. Мировая финансовая олигархия уже открыто командует разными странами. Так, в Греции был сорван референдум по проблемам экономической политики и премьер-министр был заменен ставленников транснациональных структур. А на днях эти структуры наехали уже на Венгрию.
Да и в России либералы поговаривают о введение ценза на выборах. То есть, куда идёт процесс - совершенно понятно. И в этих условиях надеяться на «правильный» авторитаризм бессмысленно. Он придёт, но только в либеральном обличье – с использованием как прямого насилия, так и сверхсовременных технологий манипулирования сознанием. И это будет «отрыжкой» фабрично-конторской эпохи – мощной либерально-капиталистической реакцией. При этом сама индустрия сегодня подвергается всемирному погрому, так что реакция либеральная сегодня сочетается с реакцией феодальной – элитка берет все самое гнилое из прошлых времен. И понятно, что это ведет на край гибели не только сам капитализм, но и все народы.
В этих условиях надо не противиться демократизации, но, напротив, выступать за ее углубление. Либералы готовят оптимизацию представительной демократии, готовясь сокрушить политическую монополию ЕР – в собственных интересах. А нам необходимо ратовать за прямую демократию, которая противоположна власти посредников – партийных политиканов, защищающих интересы крупного бизнеса. Всенародное обсуждение всех важных вопросов и мощное самоуправление на местах – вот наша альтернатива, вот наш синтез. И, между прочим, традционализма здесь больше, чем во всех авторитарных проектах – «монархических», «фашистских» и «националистических». Прямая демократия возрождает древние вечевые традиции - на новом уровне, который соответствует эпохе интернета с ее коммуникативными возможностями. Если такая демократия утвердиться, то она неизбежно трансформируется в самодержавную и советскую монархию – со временем, конечно. Вспомним, что монархии неизбежно предшествует вечевая республика, основанная на власти народного собрания, которая, кстати, великолепно сочетается с властью избранного вождя (у славян – князя). Так что президентская республика остается актуальной и в условиях прямой демократии. Более того, у президента даже может быть больше власти – при большей же и ответственности. (1) Не нужно прыгать через этапы, нужно продвигаться к целям традиционализма поступательно.
Сегодня единственной альтернативой либерально-оранжевой разводке может быть только и исключительно создание мощного надпартийного и сетевого движения за прямую демократию, объединяющее и националистов, и коммунистов, и социалистов, и традиционалистов, и «чистых демократов». Такое движение легко бы вывело на улицы десятки тысяч людей – естественно, при наличии нескольких чётко сформулированных требований. Мне этот набор требований представляется следующим (их я уже приводил, сейчас повторяю, но с поясняющими примечаниями):

1. Ввести практику всенародного голосования по всем важнейшим вопросам.
2. Снизить количество подписей, необходимых для проведения всенародного референдума. (2)
3. Вернуть возможность отзыва депутатов всех уровней.
4. Предоставить общественным организациям - профсоюзам, творческим союзам и другим ассоциациям право выдвигать своих кандидатов в парламент.
5. Вернуть выборы по территориальным округам, увеличить количество самих округов. (3)
6. Провести в течение года всеобщую интернетизацию населения, ввести электронное голосование.
7. Предоставить трудящимся каждого предприятия возможность создания собственного совета, принимающего участие в управлении и распределении прибыли.
8. Сделать органы местного самоуправления основой демократии на местах, поставить под их контроль все остальные органы власти в регионах.
Можно предположить, что непускатели выдвинут следующий аргумент против выдвижения этих требований – дескать, народ недостаточно организован и готов для прямой демократии, им будут вертеть различные махинаторы. Ответ на это будет таков. Безусловно, если прямая демократия «обрушится» на страну «здесь и сейчас», по мановению, так сказать, волшебной палочки, то общество с ней не справится. Однако, такой палочки нет, и большинство политиков, имеющих хоть какое-то влияние, думает только о том, как бы оптимизировать представительную систему. Для того, чтобы указанные требования стали политической реальностью, необходим период самоорганизации, который может быть достаточно длительным. Тогда общество станет, в определенной мере, готовым для перехода к прямой демократии.
Но полностью оно таковым, до соответствующих институциональных изменений, никогда не станет – как не бывает оно полностью готово к каким-либо преобразованиям. В любом случае, для того, чтобы эта самоорганизация началась - необходимо принять сами требования, иначе не получится, вообще, никакого продвижения вперед, а будет одно только топтание от одной группы посредников – к другой.
Как бы то ни было, неорганизованность народа намного менее опасна, чем организованность политических посредников. Причем, каких угодно посредников – даже самых патриотических и честных. Дело в том, что сам статус «посредника» прямо располагает к ведению «коммерческой» деятельности, вызывает соблазн использовать своё опосредованное владычество в личных целях. И тут достаточно образование даже самого небольшого «коррумпированного» сегмента, чтобы произошла деградация всей элитной группировки.
Разумеется, неорганизованность народа «менее страшна» лишь в том случае, если внутри «народной толщи» появилось движение к самоорганизации. И это движение должно появиться.
Сообщество "Движение к прямой демократии"

Примечания.

1) Здесь важно подчеркнуть, что речь ни в коем случае не идет о новгородском вече, которое резко выделялось на фоне других русских вечевых собраний. Вообще, до сих пор принято считать, что вече в 10-13 веках функционировали только в Новгороде и Пскове. Однако, русская историческая наука (стараниями И. Фроянова и других историков) давно уже опровергла этот миф. Из летописных данных очевидно, что вече собирались и в других землях. Но там имели место быть именно всенародные собрания (глав свободных семей), в то время как новгородское вече было как раз представительством, собирающим 300 «посредников» («золотых поясов») из боярских родов. Княз в этой системе была отведена всего лишь роль главного военного («министра обороны»). А вот в других землях князь был главой государства, власть которого находилась в некоем равновесии с властью вечевого собрания.
2) Изменения в политической системе, административном устройстве, принятие бюджета и т. д. – обсуждаются на всенародном референдуме, который в обязательном порядке инициируется народным представительством. Референдум может быть инициирован любой группой граждан, для чего необходимо создание самой группы из 50 человек и 200 тысяч подписей граждан.
3) Преобразование народного представительства. Парламент должен выражать интересы всех социальных, профессиональных и территориальных общностей. Необходим следующий порядок. Половина депутатов избирается по территориальным округам, причем количество самих округов должно быть как можно большим – 1500-2000 образований. Чем меньше территориальный коллектив, тем легче ему сорганизоваться и выбрать действительно своего кандидата. При этом в выборах депутата должны принимать участие, как жители округа, так и работники предприятий, находящих на территории округа. Другая половина депутатов избирается от организаций. Наряду с политическими партиями свои списки могут выставлять общественные организации – профессиональные и творческие союзы, объединения по интересам.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments