Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Category:

Сталинские репрессии-2. (Троцкистская угроза)

Мое сообщение о сталинских репрессиях вызвало определенный всплеск в ЖЖ. Любопытно, что в развернувшейся дискуссии мое понимание советского периода и сталинизма критиковали как «справа», так и слава. Это есть гуд. Как говорили младороссы, если нас кроют и там, и здесь, значит мы на правильном пути. И коммунизм, и антисоветизм одинаково нигилистичны, они превращают целые периоды истории в черные дыры. Так некто Новый Покровский (ник то каков!) заявляет о 200 годах немецкой оккупации (до 1917). И это ничем не лучше идей заядлых гитлеристов, которые сокрушаются, что этой самой оккупации не было.
Итак, я намерен продолжать гнуть свою неосталинистскую линию. Сейчас хотелось бы поговорить о том, насколько мотивированы были репрессии. Существовали ли активные троцкисты. Многие почему-то уверены, что у изгнанного Троцкого почти не было сторонников в СССР. Якобы лишь только в больном мозгу подозрительного Сталина могла существовать троцкистская оппозиция, с треском разгромленная в конце 20-х годов.
Но факты, со всем своим упрямством, свидетельствуют об обратном. Конечно, из открытых троцкистов, тех, кто бушевал во времена НЭПа, на свободе оставались немногие. Но они, в большинстве, своем продолжали сохранять верность идеям изгнанного кумира. Даже в лагере троцкисты имели некую организацию и вели пропаганду. Через эту пропаганду, через школу троцкизма прошли тысячи заключенных ГУЛАГа, многие из которых выходили на свободу убежденными сторонниками Троцкого.
Да ведь дело не только в зеках! Троцкий – это действительно фигура, создавшая мощное направление в марксизме, которое и по сей день пользуется большой популярностью. Так неужели же в СССР не могло быть солидного количества людей, симпатизирующих Троцкому? В том числе – и в партийно-государственном аппарате, в армии.
Разумеется, они были. Вот, например, как не поверишь «сталинским сатрапам», когда архивные данные свидетельствуют о том, что технический секретарь ЦК ВКП (б) Е. Коган сочувствовала Троцкому и передавала ему важную информацию, когда тот находился в Норвегии. Уже в Норвегии информацию получали – ее сестра Р. Коган, а также некто П. Куроедов. Оба они работали шифровальщиками в советском посольстве. И данные обо всем этом публикует не какой-то там «сталинистский листок», а серьезное академическое издание «Исторические архивы». Их подтверждают даже симпатизирующие Троцкому (В. Роговин) историки, талдычащие о надуманности репрессий.
Отдельная статья – «генералы от троцкизма», видные оппозиционеры 20-х годов. Все они покаялись перед партией, кто раньше, кто позже. Но вот насколько искренним было такое покаяние? Факты (только факты!) свидетельствуют о том, что для многих оно было только хитрым маневром.
Взять хотя бы Ивана Никитича Смирнова, одного из ближайших соратников Троцкого. Это был старый большевик, изрядно поднаторевший в революционной деятельности. Достаточно сказать, что во время гражданской войн он организовывал восстания в сибирских городах с тем, чтобы облегчить задачу Красной Армии, сражающейся с Колчаком. В 1929 году Смирнов раскаялся в своей оппозиционной деятельности, но уже в 1931 года стал опять свернул на скользкую дорожку троцкизма. Летом этого года, будучи в заграничной поездке он, якобы случайно встретился в берлинском супермаркете с сыном Троцкого Львом Седовым. Как писал сам Седов, сообщивший о встрече, они «установили известную близость взглядов».
Осенью 1932 года Смирнов присылает в «Бюллетень оппозиции», выпускаемый Троцким, статью о бедственном положении народного хозяйства в СССР, а также обильную корреспонденцию.
Лев Седов публично признавал только эти два факта. Остальное было объявлено ложью организаторов первого московского процесса. Однако, Гарвардский архив Троцкого, открытый для исследователей только в 1980 году, свидетельствует об обратном. Работавшие в нем историки А. Гетти (США) и П. Бруэ (Франция) независимо друг от друга обнаружили материалы, свидетельствующие о более широких контактах Троцкого с его сторонниками в СССР. Связи между Смирновым и Троцким поддерживались постоянно, через двух человек – Гавена и Гольцмана. Более того, согласно данным архива, именно группировка Смирнова объединила вокруг себя все другие антисталинские течения, как «левые», так и «правые». Единый антисталинский фронт составили: «организация И. Н. Смирнова» ( в нее еще входили такие старые соратники Троцкого, как И. Смилга и С. Мрачковский), группа Стэна-Ломинадзе, лидеры давно разгромленной «рабочей оппозиции» Шляпниковым и Медведевым, а также Зиновьев и Каменев. Последнее чрезвычайно важно. Получается, что троцкистско-зиновьевский блок был все-таки восстановлен, а московский процесс исходил из реальных фактов. Как явствует из архива Троцкого, Зиновьев и Каменев считали необходимым установить связь с Троцким (они ее фактически уже установили контактируя со Смирновым). И мы еще знаем только часть правды о контактах этой «сладкой парочки» с демоном революции. Историк В. Роговин пишет: «В отношениях Троцкого и Седова с их единомышленниками в СССР была отлично отлажена конспирация. Хотя ГПУ вело тщательную слежку за ними, оно не могло обнаружить никаких встреч, переписки и иных форм их связи с советскими оппозиционерами. Далеко не все оппозиционные контакты были прослежены и внутри Советского Союза. Хотя в конце 1932 –начале 1933 года была осуществлена серия арестов участников нелегальных оппозиционных групп, ни один из арестованных не упомянул о переговорах по поводу создания блока. Поэтому некоторые участники этих переговоров (Ломинадзе, Шацкин, Гольцман и др.) до 1935-1936 годов оставались на свободе».
Отдельный разговор – Г. Л. Пятаков, бывший активным троцкистом в 20-х. Он, конечно, покаялся, и ему позволили занимать разные ответственные посты. В частности, пост зам. наркома тяжелой промышленности. В 1936 году замели как троцкиста и врага народа. Сначала Орджоникидзе его активно защищал, но после того, как ознакомился с показаниями Пятакова, своего выдвиженца просто возненавидел. Скажут – знаем мы как выбивались показания в «органах». Ну да, а что Орджоникидзе этого не знал? Такой старый интриган и ведомственный хищник поверил в бумажку? Ведь в показания других вредителей своего наркомата он не верил. Значит, было чему верить.
И уж совсем отдельная тема – связь троцкистов и бухаринцев. В следующей записи я приведу аргументы в пользу того, что троцкистко-бухаринский блок таки был.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments