Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

От Ильича до Ильина?

В России создана межведомственная рабочая группа, которая обсудит возможность захоронения в Москве одного из вождей Белого движения А. И. Деникина и философа Белой Идеи И. А. Ильина. Чуть раньше дочь Деникина получила российское гражданство, а президент В.В. Путин в своем ежегодном послании парламенту сослался на «великого русского философа Ильина».
Согласитесь, но все это наводит на некоторые мысли. Уж не собираются ли в Кремле провозгласить национальной идеей именно «Белую Идею»? На всякий случай попытаемся рассмотреть – к чему это может привести.
Конечно, «Белая Идея» — это лучше, чем нынешний кисель из либерализма и патриотизма, который нам обильно льют с политического Олимпа. Из этой затеи может выйти толк, но лишь в том случае, если рассматривать «Белую Идею» как некую переходную форму к идеологии русского традиционализма, основанного на триаде «Православие, Самодержавие, Народность». (Естественно, речь идет о возрождении русской монархии на новом уровне – как монархии социальной.)
Но она же может и законсервировать полу-либеральный характер современной российской власти. (Полностью либеральной она стала бы в случае создания пресловутого «гражданского общества», при котором политиков назначают олигархи, используя для этого цирк «свободных выборов».) Для этого «Белая Идея» вполне подходит. Сами вожди Белого движения были этакими либеральными патриотами. Демократию они не то, чтобы почитали, но явно желали использовать в целях укрепления России. С Западом предпочитали дружить, хотя и пытались, насколько это возможно, ограничить его давление на Россию - правда, без особых успехов. Как и сейчас, не правда ли?
А вот что утверждал действительно выдающийся философ и публицист Ильин : «Спасти страну от гибели может только строгий авторитарный (отнюдь не тоталитарный!) режим... При таких условиях национальная диктатура станет прямым спасением, а выборы будут или совсем неосуществимы, или окажутся мнимыми, фикцией, лишенной правообразующего авторитета». И сегодня мы видим, как выборы все больше и больше становятся «фикцией» – даже и в сравнении с западным цирком. То есть демократия вроде бы как и есть, а вроде бы ее и нету. Получается некая «бархатная диктатура», о которой Ильин писал: «Диктатура, но не тоталитарная, не коммунистическая; диктатура, организующая новую неформальную демократию, а потому демократическая диктатура; не демагогическая, «сулящая» и развращающая, а государственная, упорядочивающая и воспитывающая; не угасающая свободу, а приучающая к подлинной свободе». Иными словами, «диктатура закона», о необходимости которой некогда заявил президент. (Ильин, кстати сказать, был большим поклонником «правого государства»).
Впрочем, «белый» философ не исключал и возможности самой демократии, которая делает «ставку не на человеческого атома и не безразличная к его внутренней несвободе, а на воспитываемого ею, самоуправляющегося, внутренне свободного гражданина; демократия качественности, ответственности и служения — с избирательным правом, понятым и осуществленным по-новому».
Национальную диктатуру и национальную демократию Ильин считал «двумя возможностями», за которыми «скрывается множество новых политических форм в разнообразнейших сочетаниях. Начиная с новой, творческой, чисто русской народной монархии». То есть надо так понимать, что монархия – это только одна из возможных новых форм? А другие? Вот это очень даже по «белому», по «непредрешенчески» – сделаем сначала так, а там – увидим. По воспоминаниям Шульгина, Деникин рисовал свой государственный идеал двояко – конституционная монархия или «толковая» республика.
Понятно, почему в Кремле так любят Ильина. С одной стороны, четкость государственнических и правовых требований, с другой стороны – туманность стратегических планов. Как по заказу!
Но ведь долго на этом не протянешь. Придется все-таки выбирать – куда идти. Сам Ильин явно склонялся к монархии. И он бы к ней повел, будь его воля. Но, увы, в Кремле сидят явно не ильины. И я очень не уверен, что там сумеют сделать правильный стратегический выбор.
Конечно, задействование «Белой Идеи» может значительно укрепить государственность России, что уже само по себе – благо. Но это если действовать грамотно и гибко, делая упор на патриотизме белых вождей, их непримиримости по отношению к сепаратистам всех мастей. Сам Ильин видел положительное развитие событий в пост-коммунистической России следующим образом: «…Внутри России встанет русская национальная диктатура, которая возьмет в свои крепкие руки «бразды правления»… и поведет Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране».
А если упор сделают на антикоммунизм белых, что, надо признать, будет вполне логичным? Тогда вместо единства страны нас ожидает очередной национальный раскол, новый гражданский конфликт. В свое время власть сделала, на мой взгляд, совершенно правильный синтез российских и советских исторических традиций, соединив в нашем гимне старую музыку и новые слова (очень даже неплохие, кстати). А крен в «белую» сторону может этот синтез разрушить и вызвать протест значительной части общества, получившей воспитание в условиях СССР.
Вообще, на мой взгляд, было бы лучше использовать идеи другого направления в эмиграции, которое пыталось встать выше «белого» и «красного». Я имею ввиду «движение младороссов», бывшее влиятельной политической силой Русского Зарубежья. Его лидеры (А. Казем-Бек и др.) решительно отвергали интернациональный и материалистический марксизм, однако предлагали брать на вооружение многие технологии Советской России. Новая монархия, в их представлении, должна была стать социальным и трудовым государством, опирающимся на орденскую партию, плановую экономику и корпоративное представительство. Власть самодержца, по мнению младороссов, вполне сочетаема с мощной сетью местных самоуправлений, откуда и их знаменитая формула – «Царь и Советы». Любопытно, что младороссы предлагали не столько бороться с революцией, сколько менять ее направление, всячески избегая впадения в коллаборационизм. Эта задумка, как и многое другое у младороссов, весьма подходит и для нынешней России. Разве не можем мы, традиционалисты, использовать лозунги свободы и демократии для создания нового самоуправления, которое станет опорой монархической власти?
Очень бы хотелось, чтобы наши власть предержащие учитывали все проекты, которые вызревали в недрах русского консерватизма, как дореволюционного, так и эмигрантского (да и нынешнего, конечно). Однако, как говорил персонаж известного кинофильма: «Меня терзают смутные сомнения…»
Subscribe

  • На пути к расколу

    Недавно уже приходилось обращать внимание на центробежные процессы в США. («Размежевание по-американски» -…

  • К вопросу о прародине

    Всё-таки не могу понять, как могла возникнуть дунайская теория происхождения славян. Ведь в «Повести временных лет» чётко написано. «По разрушении же…

  • Да, забыл упомянуть о событии. Вышла в свет книга.

    Рекомендую. Виталий Аверьянов. Игорь Шнуренко. Михаил Делягин. Максим Калашников. Елена Ларина. Сергей Баранов. «Трансгуманизм: цифровой левиафан и…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments